Дмитрий Кудряшов: «Хоть завтра вышел бы против Макабу»

Дмитрий Кудряшов: "Хоть завтра вышел бы против Макабу"

Дмитрий Кудряшов (справа) во время боя с Илунги Макабу (слева). Фото РИА Новости

Обсудить

Русская Кувалда отреагировал на поражение в Екатеринбурге

Дмитрий Кудряшов на прошлой неделе проиграл в третий раз, и теперь его перспективы выглядят туманнее, чем когда-либо. Поражение в Екатеринбурге техническим нокаутом от Илунги Макабу — это худшее, что могли представить его поклонники. Многие из них сразу превратились в хейтеров, и Дмитрий на это обратил внимание. В интервью "СЭ" он рассказал, о самом бое и том, чем планирует заниматься дальше.

— Дмитрий, как провели время после боя, что делали?

— Да отдыхал. У меня сын родился, рад этому очень. Грустить было некогда.

— С какими мыслями вы выходили на сам бой? С уверенностью в победе или в сомнениях?

— Не было сомнений вообще, выходил выигрывать. У меня не было никаких угрызений совести или мыслей, что я недоработал. Я был готов очень хорошо. 

— Как на вашем настрое сказываются те два поражения техническим нокаутом? Говорят, у боксеров сидит в сознании то, что они могут упасть, если пропустят удар.

— Да нет, я не держу это в уме. Меня поражения вообще не трогают. Очень хочу их закрыть, как я уже делал это с Дуродолой. Хоть завтра вышел бы на бой с Макабу или Дортикосом. Кстати, в контракте на бой с Макабу есть опция о реванше. Я готов к нему, но сейчас все зависит не от меня. Моя цель — отыграть позиции.

— Когда в бою с Макабу случился перелом? Нокдаун во втором раунде?

— После второго раунда судья подвел меня к доктору, и тот сказал: "Еще один раунд, и я тебя снимаю". У меня случился перелом носа — как раз в момент нокдауна. Я чувствовал эту травму. Не знаю, насколько мне это мешало, но я постоянно думал, что меня сейчас снимут. Перестал боксировать и начал драться. Зрителям понравилось, но это не было планом. Я знал, что пятый раунд будет последним, потому что судья мне об этом сказал. Он правильно остановил бой, потому что из-за травмы я не мог боксировать.

— О чем думали после второго раунда, в котором случился нокдаун?

— Я не напрягался, я же его тоже зацепил, и видел, что он тоже подсел. Да и я не в первый раз в такой ситуации, упаднических настроений не было.

— После второго раунда он вас зажимал у канатов, а вы будто бы не пытались уходить? Не было сил или статичная защита была частью плана?

— Защищаться — это же не только убегать. Я закрывался, ждал, что он ошибется, что-то откроет. Я постоянно искал возможность для атаки.

— Когда вы поняли, что сегодня вам не победить?

— Я понимал, что пятый раунд будет крайним. Потому что судья сам мне об этом сказал.

— Вы получили множество слов поддержки после поражения. Какие для вас самые ценные?

— Да я не знаю даже, я на это особо не отвлекался. Я выложил фото после боя, в котором просто поблагодарил фанатов за то, что смотрели, переживали. А говорят же не только хорошее, но и плохое. Я стараюсь от всего абстрагироваться.

— Что скажете людям, которые поливают вас грязью?

— Конечно, меня это трогает, задевает, я хочу исправить эту историю. Я не деревянный, реагирую на все, что читаю про себя. И хочу исправить ситуацию. 

— Какие дальнейшие планы?

— Хочу еще боксировать, мне не наскучил бокс. Если будет предложение, я его приму. Как я сказал, у нас есть опция о реванше с Макабу, я бы хотел ею воспользоваться, но это зависит не только от меня.

— То есть, радовать критиков, которые говорят, что вам надо завершать карьеру, не собираетесь?

— Знаете, с первого дня, когда я начал боксировать, мне кто-то что-то говорил. Но это моя история, я ее делаю сам. Кто мне что может советовать? Решать я буду только сам. Я же не говорю людям, что им делать, смотреть меня по телевизору или нет. Кого не устраивает мой бокс, могут переключить канал.

— Цель остается прежней: стать чемпионом мира?

— Да. Я же ее еще не достиг, поэтому никто ее не отменял. У кого-то сразу это получается, у кого-то с задержками, у кого-то вообще не получается. Тем слаще будет добиться цели, когда многие этого не ждут.

Источник